leon_spb67 (leon_spb67) wrote,
leon_spb67
leon_spb67

Category:

Кургинян - Резун с другим знаком. Четвертая часть

Предыдущие части:
http://leon-spb67.livejournal.com/265055.html
http://leon-spb67.livejournal.com/265367.html
http://leon-spb67.livejournal.com/265516.html




41:11 Стимсон
Кургинян:


Картина начинает прорисовываться. Возникает военный кабинет Тодзё. 17 октября 41-го года, на следующий день после падения правительства Коноэ, Рузвельт проводит совещание на высшем уровне. Все подобные совещания протоколируются. От этого совещания не осталось почти никаких следов. Счастье историков в том, что военный министр Стимсон всегода что-нибудь записывал в дневнике. Так вот, никаких официальных следов от этого совещания не осталось - осталась запись Стимсона: "Мы стоим перед деликатной проблемой" - пишет Стимпсон в дневнике - "вести дипломатические дела так, чтобы Япония оказалась неправой, чтобы она совершила дурное первой, чтобы она первой сделала открытый шаг."
Итак, Рузвельт понимает, что правительство Тодзё - это не правительство Коноэ, что оно вынуждено будет нападать, и Стимсон пишет о результате совещания с Рузвельтом: "Мы должны спровоцировать их на первое нападение" - то есть на Перл-Харбор.


Смотрим в книгу. Так как мы уже знаем, что Кургинян не договаривает, будем цитировать материал, относящийся к совещанию, полностью:

15 октября Рузвельт сообщает Черчиллю о несомненных, как ему представлялось, последствиях прихода к власти нового правительства: положение с японцами определенно ухудшилось, «и я думаю, что они направляются на север, однако ввиду этого вам и мне обеспечена двухмесячная передышка на Дальнем Востоке». На следующий день правительство Коноэ ушло в отставку. Как реагировали на это Соединенные Штаты? Хотя американские историки написали библиотеки книг по вопросам внешней политики, этот важнейший вопрос почти не освещается. Вот объяснение Лангера и Глисона в книге, вышедшей в 1954 году: «Президент, узнав об отставке Коноэ, немедленно отменил обычное заседание правительства и в течение двух часов совещался с министрами: Хэллом, Стимсоном, Ноксом, генералом Маршаллом, адмиралом Старком и Гарри Гопкинсом. К сожалению, нет никаких сведений об этом совещании, за исключением пометки в дневнике Стимсона: «Мы стоим перед деликатной проблемой вести дипломатические дела так, чтобы Япония оказалась неправой, чтобы она первой совершила дурное — сделала первый открытый шаг!»

Спустя почти тридцать лет и громадные книги Г. Пранджа «Мы спали на рассвете» (1981) и «Пёрл-Харбор: вердикт истории» (1986) не только не добавили ничего нового, но основательно запутали уже сказанное. Прандж привел процитированные слова Стимсона и «разъяснил»: «В последующие годы историки ревизионистской школы судорожно хватались за такие прискорбно неудачные формулировки, как свидетельство того, что Рузвельт умышленно подстрекнул японцев начать войну на Тихом океане и особенно напасть на Пёрл-Харбор. На деле военный министр выразил одну из самоочевидных истин, известных всем, но о которых (особенно в правительственных кругах) редко говорят вслух: ни одно правительство не желает предстать перед своим народом и потомками в неприглядном свете».

Как ни петляют американские историки, оказавшиеся перед высокой стеной секретности, все же можно в общих чертах представить если не выводы совещания у президента, то его общий тон. На это проливает свет директива Старка, направленная Киммелю 16 октября. «Отставка японского кабинета создала серьезную обстановку. Если будет сформировано новое правительство, оно, по-видимому, будет крайне националистическим и антиамериканским. Если у власти останется кабинет Коноэ, он будет действовать, имея другой мандат, не предусматривающий сближение с США. В любом случае наиболее возможна война между Японией и Россией. Поскольку в Японии считают США и Англию ответственными за ее нынешнее отчаянное положение, есть вероятность того, что Япония может напасть и на эти две державы». О том, каковы были шансы последнего по сравнению с агрессией Японии против СССР, красноречиво говорит следующее: Старк изменил в проекте «вероятна» на «возможна» при подготовке директивы, а также предписал командующему Тихоокеанским флотом «принять должные меры предосторожности... но не провоцировать Японию».

Ход мысли Г. Старка виден из его письма 17 октября, в котором объяснялась отданная накануне директива: «Дорогой Киммель! Дела у нас здесь последние двадцать суток идут ни шатко ни валко, а впрочем, ты знаешь все, что мы делаем. Лично я не верю, что Япония может пойти на нас войной, и в директиве, посланной тебе, я говорю о «вероятности», больше того, я значительно смягчил в окончательной редакции представленный мне проект директивы. Быть может, я не прав, но надеюсь, что это не так. В любом случае после долгой возни в Белом доме решили, что нам все же нужно быть начеку... Ты, наверно, помнишь то письмо, мое письмо, в котором я сообщал мнение оперативного управления, предсказывавшего нападение Японии на Сибирь в августе. Тогда я писал, что Япония не сделает ни одного определенного шага в этом направлении, пока обстановка не прояснится. Я думаю, что все это произойдет автоматически». Действительно, во второй половине октября положение на советско-германском фронте было очень тяжелым для СССР.

Естественно, эти документы подробно обсуждались Киммелем и Шортом. Впоследствии генерал Шорт свидетельствовал: в штабах на Гавайях из них заключили, что «была очень большая вероятность войны между Россией и Японией... Это ослабило, с моей точки зрения, возможность немедленной войны между США и Японией, ибо они (в Вашингтоне. — Н. Я.), очевидно, считали наиболее вероятной японо-русскую войну». Напрасно скромничал генерал Шорт и сваливал все на Вашингтон. Его собственный разведотдел в ориентировке намерений Японии на 12.00 17 октября докладывал командованию, то есть тому же Шорту: «Основное направление политики Японии... останется неизменным, ожидается, что Япония скоро бросит военный вызов державе или группе держав, противодействующих этой политике». Затем перечислялись возможные действия Японии: «1. Нападение на Россию с востока. 2. Оказание давления на Индокитай и Таиланд для получения военных баз и гарантий экономического сотрудничества. 3. Нападение на английские владения на Дальнем Востоке. 4. Оборона против американского нападения в поддержку Англии». Вот так!

Английское правительство было всецело согласно с США, что Япония в ближайшее время нападет на СССР. Однако, рассматривая эту перспективу с точки зрения национальных интересов Англии, в Лондоне считали неразумным допустить, чтобы державы «оси» били своих противников «поодиночке» — в данном случае Советский Союз. Английское правительство осведомлялось, что «сделают Соединенные Штаты в случае нападения Японии на Россию».

Американские расчеты строились на том, что 18 октября правительство сформировал генерал Хидэки Тодзио. Он был тесно связан с Квантунской армией и рассматривался американскими политиками как сторонник Германии. Аналогичных взглядов придерживались и в Лондоне. Руководство английской разведки на Дальнем Востоке докладывало: «Новый премьер настроен всецело прогермански. Считается, что японцы бросятся на Владивосток и Приморье, как только предстанет неизбежным распад советского сопротивления... Пока русские сильнее в Сибири, несмотря на возможные изъятия войск оттуда, но Приморье и Владивосток могут быть, без всякого сомнения, захвачены японцами».

В Вашингтоне, да и в Лондоне было упущено из виду только то небольшое обстоятельство, что как Тодзио, так и новый министр иностранных дел Сигэнори Того, в прошлом посол в Москве, лучше, чем кто-либо другой в Токио, понимали силу Советского Союза и сложность войны против него.



Итак, что в реальности происходило и о чем Кургинян умолчал.
Мы помним, что Коноэ заявил Рузвельту о том, что Япония воевать с СССР не будет. Такой вариант не устраивал США и Рузвельт начал "морозиться" на переговорах, отказываясь встретиться с Коноэ. Рузвельт понимал, что если Коноэ не добьется успеха, то его правительство падет. И вот правительство Коноэ пало, его место занял Тодзё. Американцев Тодзё устраивает - он агрессивен и связан с армией. И США снова начинают толкать Японию в войну. Но в войну не с США, а Советским Союзом. Данная информация не устраивает Кургиняна и он ее замалчивает, делает большие глаза и рассказывает про Перл-Харбор. Меж тем, в книжке дано четкое определение тем, кто пытается притянуть за уши запись Стимсона к Перл-Харбору - "Ревизионисты".
Кургинян - ревизионист. Как и Резун.

Продолжение:
http://leon-spb67.livejournal.com/266386.html
Tags: Кургинян
Subscribe

  • Кое-что про РПО-А

    На снимках - донный инерционный взрыватель с бокобойным механизмом В-695 и гексогеновая шашка, которая инициирует взрыв. Бокобойный - это…

  • И о рыбалке

    Пойти, накопать рыбы Это типичный замор - в воде не хватает кислорода и рыба выходит к проруби дышать.

  • Отличный рассказ о Н. Г. Чернышевском

    Парень просто молодец. Проработка темы, подача материала - всё на высоком уровне. Настоятельно рекомендую.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 45 comments

  • Кое-что про РПО-А

    На снимках - донный инерционный взрыватель с бокобойным механизмом В-695 и гексогеновая шашка, которая инициирует взрыв. Бокобойный - это…

  • И о рыбалке

    Пойти, накопать рыбы Это типичный замор - в воде не хватает кислорода и рыба выходит к проруби дышать.

  • Отличный рассказ о Н. Г. Чернышевском

    Парень просто молодец. Проработка темы, подача материала - всё на высоком уровне. Настоятельно рекомендую.