leon_spb67 (leon_spb67) wrote,
leon_spb67
leon_spb67

Categories:

Как и обещал - невероятная история поисков родственников бойца

Как я уже писал, я впрягся искать родственников бойцов, поднятых и опознанных у деревни Сяндеба. Кто пропустил, можете посмотреть по тегу "поиск". Искать я начал тех, кто был ближе ко мне. Я в Сестрорецке. Были адреса в Лахте-Ольгино - это там, где Газоскреб, рядом. Было несколько человек, но остановлюсь я на истории Каравашкова Анатолия Георгиевича 1922 года рождения. Он ушел в ополчение и пропал без вести в августе 1941-го года у деревни Сяндеба Олонецкого района. В мае этого года в ходе "Вахты памяти" поисковики подняли его останки вместе с медальоном и смогли опознать бойца.

История его поисков и жизни его родственников оставила глубокий след в моей душе. Она полна бескорыстной взаимопомощи, совпадений, упорства, стойкости. И в то же время - людской подлости и ужасов войны.

До сих пор я не имел опыта подобных поисков и по своему разумению метнулся в администрацию Лахты. Нагрузил информацией секретаря, та доложила главе администрации, меня тут же пригласили в кабинет. Изложил данные, пообщались, главный пообещал заметку в местной газете. Вполне адекватный мужик. Я написал заметку и отослал по почте. Результата это не принесло.

В отряде "Доброволец-Политех" участвует милая девушка, Александра Лапченко. Она командует военным музеем Политехнического института и занимается архивной работой - поиском родственников. Она в архивах все входы и выходы знает. В общем, она пояснила мне систему поиска, куды бечь, к кому стучаться и я устремился.

По военкоматовским книгам значилось, что Анатолий в ополчение ушел не один, а вместе со своим отцом, Каравашковым Георгием Ивановичем. А еще значилось, что в 1950-м году о нем выдавалась справка его дочери.

Все картинки кликабельны



Это уже зацепка - после войны и блокады остались живые родственники!

Поиск по блокадным базам данных дал дополнительную информацию.
Мать бойца, Каравашкова Александра Тимофеевна умерла в блокаду в феврале 1942 года и похоронена на Лахтинском кладбище. А две сестры, Клара и Дагмара 1927 и 1929(?) годов рождения были эвакуированы в марте 1942-го. Из Лахты, но с другого адреса.



Поиск в ОБД "Мемориал" по данным отца солдата, выдал справку из военкомата, датированную 1960-м годом. Дочь обращалась в военкомат с целью установить судьбу отца.




Из этой справки мы выяснили следующее:
1. Отец бойца пропал без вести в 1942-м. Последнее письмо было из эвакогоспиталя в Соликамске, Пермской области.
2. Дочь вышла замуж и сменила фамилию на Пахомова.
3. Адрес в г. Жуковском Московской области.

Уже горячо!
Гуглопанорамы показали, что по этому адресу находится вполне старый дом.




Надо было зайти по адресу и проверить наличие родственников. Это - первое, что пришло в голову. Кинул клич в ЖЖ, но никто не отозвался. Вернее отозвались, но к тому времени помощь уже была не нужна. Я наморщил ум и нашел в Жуковском контакты поискового отряда "Раритет". Там есть отряд, занимающийся поиском и подъемом военных самолетов. Все-таки Жуковский - город авиаторов. Я позвонил командиру, Андрею Борисовичу и объяснил задачу. Тот с готовностью согласился помочь, как только вернется из леса. Поисковый сезон в разгаре.

Через некоторое время он вышел на связь и сообщил, что данный адрес не актуален. Номера домов на этой улице меняли дважды, когда строили новые дома. Он сперва подключил местных краеведов на предмет выяснения истинного местоположения дома, собирался слать запросы в архив, где хранятся данные по градостроительству, но было решено проверить сперва паспортный стол данного района - там хранятся домовые книги за все года.

В общем, через несколько дней он выдал мне полный расклад по адресу и родственникам. Оказалось, что Клара Георгиевна сперва переехала вместе с дочерью на другой адрес в Жуковском. Потом подросшая внучка купила бабушке квартиру в Москве. Но этот дом попал под реновацию, был снесен, а новый адрес неизвестен. Был городской телефон, который не отвечал. И был адрес дочери и внучки в Москве, тоже с городским телефоном. Телефон тоже не работал.

Нужно ехать по адресу! Клич в ЖЖ опять обернулся молчанием. Тогда я обратился к своему давнему другу, камраду 13_dead. Он с готовностью метнулся на другой конец Москвы, но дома никого не было. Осмотр почтового ящика показал, что хозяева отсутствуют не менее недели. Не сдаваясь, как истинный детектив, 13_dead начал планомерный обход соседей. Часть граждан просто не подошли к дверям, хотя были дома. Остальные про соседей ничего не знали. Такие вот нынче соседи. Удалось выяснить, где живет старший по подъезду, но его тоже не было дома. Распихав записки с информацией в ящик и в дверь, 13_dead стал стоически ждать. Через полтора часа ожиданий появился старший, взял записку с информацией и пообещал передать данные внучке.

Вскоре началось общение с родней, сперва через "испорченный телефон" соседа, потом напрямую. Сразу выяснилось, что по данному адресу они не живут. Как я понимаю, у них собственный дом в пригороде, а в квартире они бывают изредка, наездами. И если бы не упорство 13_dead, связались бы мы гораздо позже. А ведь 4 августа состоится торжественное захоронение бойцов и родственники могли банально опоздать. В общем, 13_dead - большой молодец, что решил дождаться, достучаться и "продавить" контакты. Другой бы просто плюнул и уехал.

Внучка сразу подтвердила, что наши данные полностью соответствуют тому, что рассказывала бабушка Клара. Новости о брате бабушки она восприняла очень близко, я бы сказал, трепетно - в их семье очень берегут память о той войне. Муж бабушки тоже прошел войну - служил в радиоразведке на Балтийском флоте (нынешний ОСНАЗ). Его брат дошел до Берлина. Обсуждали связь событий. Брат бабушки сложил голову в боях, которые позволили в итоге создать Дорогу Жизни, по которой и была эвакуирована бабушка. А ее послевоенный запрос в военкомат о судьбе отца позволил нам найти родственников почти через 60 лет! На выходных внучка собиралась навестить бабушку и рассказать ей о брате. Ну а попутно готовились всей семьей приехать в Сяндебу на торжественное захоронение и прикидывали, как лучше добираться от мемориала до места боя. Все с волнением ждали разговора с бабушкой. Выяснилось, что у бойца в Лахте осталась вдова - Елена Шер. Мама внучки, будучи школьницей, гостила у нее в Лахте. Т. е. вдова пережила блокаду. Еще выяснилось, что у них в квартире есть семейный фотоархив, где есть фотография Анатолия. Я попросил ее отснять или отсканировать.

Бабушка восприняла новость о брате с большим волнением. Говорила, что это очень хорошо, что его теперь похоронят по человечески. Вспоминала детство и юность...

У ее родителей была квартира в Ленинграде, но они обменяли ее на Лахту, чтобы дети жили на свежем воздухе. Отец был краснодеревщиком очень высокого класса, начальником модельного цеха. Отец был коммунистом, был лично знаком и дружен с Кировым. Киров даже вызывал врача к его жене, когда та рожала Клару. Отец имел какое-то отношение к документам ВКП(б) и выдаче паспортов. Говорит, на него дважды покушались. По результатам покушений имел пулевое ранение в голову, которое долго лечил. Такие вот в те времена были краснодеревщики...
Дома у них был бильярд и все дети хорошо на нем играли. Ходили купаться на Финский залив, но там было мелко и поэтому бабушка так и не научилась плавать.

Когда началась война, отец с сыном ушли в ополчение. Мать Клары сдала семейные драгоценности в Фонд обороны. Потом началась блокада. Зимой, когда уже вовсю лютовал голод, мать Клары нашла чужой паспорт. В паспорте были карточки на хлеб. На руках у нее - двое голодных детей. Но она вложила паспорт и карточки в конверт, написала адрес и отправила по почте владельцу! А в феврале умерла от голода. Две сестры остались одни.
Но у матери была сестра - тетка Клары и Дагмары. Дочь тетки, т.е. их двоюродная сестра Екатерина, которая была уже взрослой (1914 г. р.), пришла к ним домой после смерти матери. Она забрала хлебные карточки. Потом отвезла их в Ленинград на Финляндский вокзал. Она оставила на вокзале Клару, сказав, что отвезет сестру к своей матери в Лахту и вернется за Кларой. Но не вернулась. Она ее просто бросила! Клара какое-то время бесцельно бродила по городу. Потом кто-то ее подобрал, приютил и отправил в эвакуацию. После войны до нее дошли слухи, что ее сестра Дагмара умерла в поезде во время эвакуации. В Лахту Клара больше не возвращалась. Она помнит мертвых на улицах. Говорит: "Но я ни на одного не наступила!". Помнит, что дети были похожи на стариков - замотаны в тряпье. Помнит, что некоторые матери ели своих детей. Помнит эвакуацию под бомбами по Дороге Жизни. Помнит машины, уходившие под лед...

Наталья (внучка) написала мне тогда, что люди делятся на две категории. Одни в голодный год отдают найденные хлебные карточки владельцу, а другие отбирают хлебные карточки у детей родственников. Одни бросают в блокадном Ленинграде детей на произвол судьбы, а другие поднимают бойцов и восстанавливают память...

Но тут я сказал: СТОП!!!
По документам выходит, что и Клара и Дагмара и их старшая двоюродная сестра Екатерина были эвакуированы в один день, с одного адреса, ехали в одном эшелоне и даже в одном вагоне!

Ссылка на базу данных.

Что за!.. Может бабушка что-то путает? Может она потерялась во время эвакуации и решила, что ее бросили? А может в поезде произошло что-то такое, про что она не хочет вспоминать? Да и откуда она могла узнать о судьбе сестры, если в Лахту больше не возвращалась? Странная история. В общем, мы с внучкой списали это на проблемы с памятью. Я подобных вывертов памяти насмотрелся в избытке, разбираясь с бесланскими событиями. Там люди уже через год выдумывали истории. А тут - столько лет и столько лишений!
Но с другой стороны, списки на эвакуацию могли составляться заранее и Клару могли бросить уже после составления этих списков. Можно, конечно, попытаться выяснить истину через архивы - ведь у нас есть номер эшелона. Но получится или нет - неизвестно. К тому же, это наверняка номер эшелона от Ленинграда до Ладоги. В то время людей до берега везли поездом, потом пересаживали в грузовики, на другом берегу машинами и автобусами везли до станции, где снова пересаживали на поезд.

Эвакуирована Клара была в Ставропольский край, в город Георгиевск. Уже в августе город был оккупирован немцами. Население согнали в лагерь, начались расстрелы. Всего по данным краеведов там было расстреляно более 2500 гражданских. Клара помнит лагерь, помнит расстрелы и истязания людей. Помнит, как ее знакомый мальчик пытался перебраться через проволоку, но был убит и так и остался висеть на проволоке. Помнит, что когда наши освободили лагерь, она с другими детьми заглянула в какое-то помещение и увидела там груды истерзанных тел...

После войны она закончила техническое училище в Георгиевске и по распределению попала в Жуковский, где и вышла замуж.

По итогам беседы она сказала, что удивлена, как ее маленькая жизнь вместила столько событий. Еще сказала, что больше не хочет возвращаться к этим воспоминаниям.

Казалось бы - всё.

Но тут "звучит тревожная музыка"...

На следующий день я получаю письмо от Натальи. Пишет, что звонила бабушка. Она вспомнила, что ее брат приезжал в Жуковский после войны вместе с женой Еленой Шер! И что он после войны прожил не долго и Елена похоронила его в Лахте.

...немая сцена из "Ревизора"...
...междометия...
...еще междометия...


Да как такое может быть?!! Вот сводка: "пропал без вести". Вот археология боя: окружили, взяли в огневой мешок, накрыли минометами, добили раненых. Вот останки. Вот медальон. Вот никаких данных в базах о его дальнейшей службе - ни наград, ни слуху, ни духу. Вот слова бабушки, что она рада тому, что брата нормально похоронят. Вот ее напутствие потомкам, собравшимся ехать в Сяндебу на захоронение. Да что ж такое-то?!! Неужели опять память шалит и с Еленой Шер приезжал кто-то другой? Но с другой стороны, в Жуковском она была уже взрослой и должна таки помнить события более четко, чем происходившие в детстве.

Я в тот же день рванул на кладбище в Лахту - надо проверить, хоронили ли его там. Благо, рядом. Двое мужиков из администрации сказали, что у них записи только за 12 лет, а остальные в архиве. Я для проформы нарезал круг между могил, но ничего не нашел - ни могилы его матери, ни его, ни его жены. Там вообще очень сложное кладбище - всё перемешано, всё заросло, могилы расположены хаотично, ко многим просто не подойти из-за металлических оград, перегораживающих подходы. Современные могилы поверх старых. Невозможно ничего найти. В архиве сказали, что книги этого кладбища утрачены, так как до 1974 года Лахта была деревней и к городу не относилась. Тупик...
Может генетическая экспертиза останков? Связываюсь с поисковиками. Нет, все останки хранятся в общих мешках, опознанных не отделяли, так как в некоторых воронках было по три-пять человек.

Оставалась одна зацепка - семейный фотоархив. На фотографиях могли быть надписи. И Наталья рванула в город...

Снова звучит тревожная музыка...

Бабах!



На память сестре Кларе от брата Анатолия. 14/VIII-1945



На память дорогой сестреночке Кларе от брата и жены Лены.
г. Ленинград. 26/VIII 1946 г.




Брату Анатолию от Клары. 13/XII - 1950.

И тут я понял, почему Клара в 1950-м и 1960-м искала отца, но не искала брата! Я сразу обратил на это внимание, но значения тогда не придал.

Но как же он смог выжить-то? Из десятка тысяч человек, державших там оборону и попавших в окружение, к своим к октябрю вышло чуть более 300 человек. Причем, оборону они держали до сентября, а боец пропал в начале августа. Неужели плен? Но на фото он не похож на человека, три года проведшего в плену. Командир поискового отряда сказал мне, что не поверил бы в эту историю, если бы не фотографии. С другой стороны, во время финского наступления в плен попали 67 тысяч бойцов. Почти 20 тысяч из них погибли.
В финском национальном архиве хранятся карточки военнопленных. Решили послать запрос, но архив перегружен и ответа можно ждать до семи месяцев. Будем ждать!

Писатели и сценаристы выдумывают всякие истории, чтобы завлечь обывателя. Не надо ничего выдумывать. Жизнь, порой, подкидывает такие истории, что можно смело кино снимать. И всё это - история одной семьи. А сколько еще таких семей и таких историй?
Надо будет сыну рассказать...
Tags: Поиск
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 45 comments