leon_spb67 (leon_spb67) wrote,
leon_spb67
leon_spb67

Categories:

Разбор вранья радио "Свобода" - продолжение.

Начало тут:
https://leon-spb67.livejournal.com/1010741.html

Юрий Иванов: Я считаю, что невозможно оторвать акт Беслана от Назрани, от Буденновска, от "Норд-Оста" и так далее. Это все едино. И должна быть общая стратегия государства.

Что касается фактологии. В деле было еще заключение. Я не подписал заключение, которое сделала комиссия Торшина, я против него возражал. Но я считаю, что очень грамотное и разумное заключение было североосетинской парламентской комиссии. Оно было приложено, и оно абсолютно точно и правильно. Я встречался с членами комиссии, они абсолютно грамотно рассуждали.


Заключение комиссии Кесаева, доложенной в Парламенте, по-сути ничем не отличается от заключения комиссии Торшина. Отличается "черновик", подготовленный Тотоонти - советником Кесаева и слитый Марине Литвинович в очередную годовщину событий для пиара. Там они врут про огнеметы, причем это вранье настолько неуклюжее, что опровергается всего одной фотографией. В общем, этот вариант доложен не был.

Леонид Велехов: И абсолютно противоположное комиссии Торшина.

Юрий Иванов: Что касается Савельева. Савельев взял на себя техническую сторону. Он доказывал, что это был умышленный взрыв, после которого начался штурм. Но Савельев избегал всяких политических оценок.


Вранье. Задача Савельева - придумать компромат для проталкивания импичмента в Думе.
Вот его слова на Эхе:

---------------
«А.БАСКАЕВ: Я понимаю, дело не в этом. Просто, понимаете, у нас воспринимается... во-первых, как такового доклада Савельева нет. Есть три книжки, которые он вручил кому-то - ну, например, мы...
Е.АЛЬБАЦ: Ну как же так? Он висит, этот доклад, в Интернете, называется «Беслан. Правда заложников».
А.БАСКАЕВ: Ничего подобного. Он не вносил в парламентскую комиссию свою версию доклада. Он дважды устно докладывал нам свою версию. Мы очень внимательно отнеслись к нему. Опять-таки, по его же многим позициям, которые г-н Савельев излагает, также была назначена экспертиза, проведена она, и мы опять получили ответы. Я не хочу просто сегодня вступать в полемику, знаете, с г-ном Савельевым, потому что вот я не знаю, что вам прислал Александр Порфирьевич (А.П. Торшин - председатель Парламентской комиссии - прим. авт.), но я вам только одну стенограмму, только несколько слов г-на Савельева...
Е.АЛЬБАЦ: Знаете, Александр Георгиевич, вы же офицер, согласитесь, что без Савельева в студии...
А.БАСКАЕВ: А почему? Я могу представить стенограмму. Просто это было два года назад - вот вся политика, и все его расследование из этого вытекает. Вот я вам зачитываю: «Я нахожусь в оппозиции правительству, и я считаю большинство негодяями, я был бы крайне заинтересован, чтобы получить такую какую-то информацию, чтобы на этих людей иметь материалы, опубликовать и заставить, чтобы они ушли» - вот цель, которую поставил перед собой наш коллега Савельев еще 18 января 2005 года...»
-----------

Что касается того, что нижнее звено гэбэшников... Надо разобраться, кто отвечал, Дзасохов... На мой взгляд, это совершенно не так, потому что есть фактология. Дело в том, что в штабе на последнем этаже сидел Проничев, зампредседателя ФСБ. Проничев – это уполномоченное лицо Путина. Абсолютно по всем показаниям нам говорили, как заходили к Проничеву. Он систематически говорил, если он снимал телефонную трубку: "Выйдите отсюда!" Он был на прямой связи, у меня нет сомнений в этом. Приказы, да еще нотариально заверенные, в таких случаях никто не делает.

Проничев руководил штабом в Норд-Осте. В Беслане был в качестве советника, имевшего опыт.

Так что я в этой части считаю, что штурм был, он проводился силами "Альфы". Люди, которые погибли, когда они врывались в комнаты, – это герои. Там один парень вообще на гранату лег. В штурме было много недостатков. Было стыдно смотреть на кадры, когда в школу бежит толпа полуголых людей с охотничьими винтовками, жители... Хотя говорится: три кольца, ни одной машины... Я разговаривал с МЧСником. Он говорит: "Мы не могли подъехать, мы не могли гасить – все было заставлено машинами". Да уберите их к чертовой матери бульдозерами, освободите улицы для пожарных и МЧСников!

Брехня. Машины там убирали махом сами местные - только свистни. На руках уносили.

Владимир Кара-Мурза-старший: На этих машинах потом повезли детей...

Не на этих.

Юрий Иванов: Я не хочу входить только в эти обсуждения. Вот уважаемый товарищ Велехов говорит о переговорах. Переговорный процесс настраивали. Маматова дважды выбегала, передавала телефоны. Аушев приходил. Зангионов с ними связывался. Рошаль пытался туда войти. Все попытки были. И связь с ними была. Совершенно бессмысленные и наглые условия. И та записка, которая была передана, которую мы исследовали... Чьей рукой она была написана – я не знаю. Хучбаров был уже на том свете, слава Богу. Но условия – освободить Чечню, вывести войска и так далее – были невыполнимыми.

Там не то что невыполнимые, а принципиально не обсуждаемые - по закону. Иванов, кстати, тоже адвокат. Вот такие у нас безграмотные адвокаты.

Владимир Кара-Мурза-старший: А записка подлинная была. Значит, они выдвинули требования. Потому что Маргарита Симоньян говорила, что они не выдвигали никаких требований.

Симоньян - любимый персонаж у них. Наступает им RT на любимую мозоль.
Симоньян передавала ровно то, что говорил Дзугаев всем остальным журналистам.

Юрий Иванов: Требования вывести войска и дать свободу Чечне – с моей точки зрения, это безумные требования. И никакой президент не имеет права даже это рассматривать. А переговорный процесс велся.

Но что мы говорим о Масхадове. Масхадов объявился и стал делать заявления на третий день. Его полномочный представитель Закаев, с которым связывался Дзасохов и другие, в том числе и Политковская, говорил: "Я не могу его разыскать, его нет". И все это тянулось. Но уже в первый день они расстреляли Балоева, который просто не встал на колени, тут же убили. Они расстреляли и убили 21 человека. Открыли окна и выкинули трупы в первый день. Я вас смею уверить, что уже в этот момент, возможно, надо было начинать штурм, а не ждать, пока дети будут пить мочу, пока дети будут там умирать и задыхаться. Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны, и рассказывают: "Переговорщики придут..." Этот процесс пытались провести. Он не получался. Хучбаров был отморозком. Вся его кодла – это очевидные отморозки. Решение о штурме, с моей точки зрения, надо принимать даже раньше, а не ждать, пока дети будут пить мочу.


Пусть вас не подкупает такой поворот в его взглядах. Он подводит к одному: всех убили свои, но сделали это в интересах всего общества.

Леонид Велехов: Но от мочи никто не умер. А люди погибли в результате штурма.

Юрий Иванов: А надо было ждать, когда умрут от мочи?

Леонид Велехов: Нет!

Юрий Иванов: А трупы, выкинутые в окно, – это для вас ничего?

Леонид Велехов: Почему ничего?

Юрий Иванов: Но если убивают, иди на штурм.

Леонид Велехов: Но в результате штурма погибло более 300 человек.

Юрий Иванов: Это в результате боя за школу.Леонид Велехов: Какой бой? Это были мирные люди, которые погибли.

Юрий Иванов: Но стреляли эти ребята. У них был пулеметчик, парень однорукий, и он косил все подряд. Вы говорите о том, что сгорели. 30 процентов трупов – по исследованиям, люди погибли не от пуль. Но остальные – от осколков и пуль.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но заложники, а не штурмующие погибли.

Юрий Иванов: Подождите! Если бандит собрал в зале 20 человек, а сам сел за партами с пулеметом, и в это время врывается "альфовец", он его кладет. Как вы хотели, переговоры с ними вести? Мне кажется, это пустейший, демагогический разговор. Есть какая-то стадия, когда переговоры невозможны. И мы это получали, когда от Черномырдина выезжали со знаменами на автобусах. Не будет этого!

Леонид Велехов: И спасли людей в Буденновске.

Юрий Иванов: И благодаря тому, что он эту стратегию поменял, после этого мы получили еще и еще захваты и теракты.

Леонид Велехов: В Буденновске люди были спасены. А в Беслане люди погибли в результате бессмысленного, жестокого штурма.

Юрий Иванов: В Буденновске дали победить бандитам. Никогда ни в Израиле, ни в Перу, ни в Америке не дадут победить бандитам.

Леонид Велехов: В Буденновске никакие условия бандитов выполнены не были.

Юрий Иванов: Бандиты выехали. И после этого Басаев убивал и убивал.

Леонид Велехов: И мирные люди были спасены, которые были захвачены.

Юрий Иванов: А тысячи погибли в результате...

Леонид Велехов: А бандиты страшно бы испугались и сложили оружие, если бы их в Буденновске покосили всех? Они на то и бандиты.


Спор жабы и гадюки.


Юрий Иванов: Вы не можете отрицать, что на сегодняшний день подобных акций уже 13 лет нет.

Леонид Велехов: Неужели?

Юрий Иванов: Нет, дорогой товарищ.

Владимир Кара-Мурза-старший: Юрий Павлович, например, в "Норд-Осте" террористы ни одного человека не убили, всех убил газ усыпляющий.

Юрий Иванов: Надо было ждать?

Владимир Кара-Мурза-старший: Они там никого не убили. А их как раз спящих снайпер убил всех. Вот после этого они озверели.


Кара-Мурза влез с экспертным замечанием. Всех убили спящими, от этого они озверели!

Юрий Иванов: Не надо про всех. Кстати, убивать этих людей на месте надо. Практика Беслана показала, что недобитый Кодзоев породил гигантский процесс, который длился больше года. Это не нужно ни одному государству. Убивать надо сразу бандитов, на месте. Процессы не нужны.

Он даже фамилию Кулаева не помнит. Эксперт, млин.

Владимир Кара-Мурза-старший: Вы же знаток спорта. Мюнхенская Олимпиада 72-го года. Погибли же...

Леонид Велехов: В течение многих лет израильтяне один за одним уничтожали террористов.

Юрий Иванов: И сегодня израильтяне это делают.

Владимир Кара-Мурза-старший: Нет, сегодня их уже всех уничтожили...

Юрий Иванов: Всех они еще не уничтожили. И за счет контактов с Ираном... В Израиле еще этих террористов будет...

Владимир Кара-Мурза-старший: Вы говорите, что больше не было терактов. Но жизнь-то еще не закончена...

Леонид Велехов: Десятки терактов после этого было.

Юрий Иванов: "Норд-Ост", Буденновск, Назрань и Беслан – это небоскребы...

Леонид Велехов: Назрань была после Беслана.


Эксперт Велехов не знает, когда было нападение на Назрань. Симптоматично.

Юрий Иванов: Да не важно!

Леонид Велехов: Как не важно?! Вы говорите, что в Беслане показали бандитам кузькину мать, и они лапки подняли кверху.

Юрий Иванов: Что было в Назрани. В Назрани атаковали силовые структуры. А вот роддом, больница, театр или школа... Давайте не равнять эти теракты. Джихадисты, которые взрывают себя, они есть, были и будут. Вот когда Советский Союз с арабами и с мусульманским миром строил отношения по-другому, когда наши специалисты работали и строили Асуанскую плотину, Египет, Ливия... Я был в Ираке трижды. Там тысячи наших людей были. Ни одного никогда не взяли, не зарезали, не убили. Потому что строили с ними отношения. Но сегодня боремся с террористами...

Леонид Велехов: А тогда разжигали противостояние на Ближнем Востоке.

Юрий Иванов: А кто более важный для нас противник – Соединенные Штаты или радикальные арабы? Интересный вопрос, да?

Леонид Велехов: А почему Соединенные Штаты – наш противник? Что, у нас война с Соединенными Штатами?

Юрий Иванов: А разве нет санкций? Разве нет у нас с ними противостояния?

Владимир Кара-Мурза-старший: Это ерунда. Главное, что они были нашими союзниками в войне с Гитлером.


Вот оно чо, Михалыч! И не было десятилетий Холодной войны.

Леонид Велехов: А санкции они ввели неизвестно за что?

Юрий Иванов: Не важно! Вы зайдите на любую телепередачу, приходите, пожалуйста, к Соловьеву, и вы услышите, что главные враги – это америкосы.

Леонид Велехов: А что, Соловьев у нас стал истиной в последней инстанции?

Юрий Иванов: А там не только Соловьев.

Леонид Велехов: Там такие же, как Соловьев.

Юрий Иванов: Это консультанты, которые формируют общественное... По какому-то странному принципу у Соловьева они все отбираются.

Леонид Велехов: По принципу идейной близости.

Юрий Иванов: Вы говорите об идеологии? У них одна идеология.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте поговорим о роли журналистов. Юрий Павлович, я знаю, что вы уважали Анну Политковскую. Она была отравлена, и ей не удалось связаться с лидерами чеченского подполья.


Не была она отравлена, а для связи с лидерами бандподполья надо было лететь не в Беслан, а в Лондон.

Юрий Иванов: Об Ане я могу сказать самое лучшее. Я с ней в то время тесно был связан, давал ей интервью. Аня – это правдоха. Аня честно давала в своих репортажах всесторонние позиции. Аня – это не просто либеральный журналист, для которого ясно одно, что "кровавая гэбня сегодня правит Россией".

Есть у меня на примете ее текст про Беслан из книжки "Путинская Россия". Разберу при случае.
Правдоха, блин.

Владимир Кара-Мурза-старший: Аня – либеральный журналист, и у нее не такая одноклеточная позиция.

Юрий Иванов: Абсолютно! Я различаю, кстати, и вас, и Велехова. Поверьте, я не с каждым либеральным журналистом буду общаться. Как и они со мной.

Владимир Кара-Мурза-старший: А тут же были конкретные журналисты. Евгений Ревенко был в Беслане, Маргарита Симоньян, собкор "Радио России"...

Юрий Иванов: Если Симоньян для вас авторитет...

Леонид Велехов: Мне все-таки идейная платформа Юрия Павловича представляется крайне противоречивой.

Юрий Иванов: Она очень нормальная.

Леонид Велехов: А я и не говорю, что она ненормальная или плохая.

Юрий Иванов: Я работал по совести в комиссии. И надо отдать должное (я был членом фракции Зюганова), никогда меня ни в чем не ограничивали. Сказали: "Юра, веди себя честно, работай честно, любое мнение высказывай". Но мне не давали выхода. Единственная газета "Советская Россия", которая напечатала мой отчет.


Что-то не видел я никакого его отчета. Надо будет поискать.

Владимир Кара-Мурза-старший: И "Новая газета", по-моему.

Юрий Иванов: "Новая газета" включила интервью с Политковской.

Так что здесь все не так просто. Надо или занять эту сторону... В том, что говорит Леонид Велехов, очень много истинного. Но я говорю о позорном факте, когда голый человек бежит с охотничьим ружьем спасать...

Леонид Велехов: Это все составные части той же картины.

Юрий Иванов: Не надо мне говорить о том, как переговорщики...

Леонид Велехов: Они могли провалиться. Но эта возможность использована не была.

Владимир Кара-Мурза-старший: А вы верите в следственный эксперимент, который провела Марина Литвинович, что все террористы могли уместиться в одном самосвале?

Юрий Иванов: Может быть, мы некоторые фамилии не будем произносить?

Леонид Велехов: Почему?

Юрий Иванов: Ну, есть... Милашина приходила, мы с ней дискутировали, и все было нормально.


Блин! Кара-Мурза по-незнанию попытался копнуть под Литвинович, мол, она врет и боевики поместиться не могли! Ну что это за подготовка к передаче - собственную теоретическую базу уничтожать своими руками?

Владимир Кара-Мурза-старший: А вы верите, что не все террористы были убиты?

"А вы верите?" - Кара-Мурза прекрасен в своей незамутненности! Конечно, и журналист и член комиссии по расследованию теракта должны верить! Зачем что-то знать? Достаточно веры!

Юрий Иванов: Никаких данных. Вот Леонид Велехов говорит: "Есть неподтвержденные данные..." Так по всем историческим эпизодам идут споры. По поводу Кеннеди будут разбираться еще 100 лет, кто его убил. И по поводу Линкольна будут споры идти. И будут придумывать, как Есенина убили чекисты. Да и Маяковского, оказывается, тоже убили, хотя его подруга после выстрела через минуту вошла в комнату. "Чекисты убили". Так и здесь. Перебор, нельзя так. Надо понимать, что такая операция – это огромная сложность, что в ней было много неряшеств, много недостатков, но, наверное, выхода другого не было.

Не было выхода, кроме как убить всех заложников - именно это он пытается донести.

Леонид Велехов: И было много лжи, которая, в свою очередь, породила... Говорили, что 30 террористов, но уже никто не верил. Врать не нужно было.

Юрий Иванов: Дорогой друг, ты абсолютно прав. Но не надо события второго порядка... И я фильм смотрел – все правильно. Мы можем из прошлого, как говорил Жорес, вытащить пепел, а можем – огонь. Так и здесь. Ну, давайте будем обсуждать: 334 или 332. Давайте будем обсуждать, как ехала машина в Малгобекском районе, как там гаишник получил "на лапу" тысячу рублей и пропустил бандитов. Ну, можно об этом говорить.


Ну и почему до сих пор не названа фамилия этого гаишника, а сам он не осужден и не посажен?
А потому что не было никакого гаишника и тысячи рублей на лапу. Был участковый, захваченный боевиками.

Я считаю, что заключение североосетинского парламента (я встречался с Кесаевым) абсолютно точно отображает факты. А какие факты? Что взрыв был инспирирован нашими службами, которые готовили штурм. При этом не учли состав покрытия крыши – начался пожар. Все делалось впопыхах. Оцепление не сделали. "Пожарку" не подключили. Все это так.

Раскрылся наконец-то.

Леонид Велехов: Но это полностью противоречит выводам комиссии Торшина.

Владимир Кара-Мурза-старший: Поэтому он и не подписал.

Юрий Иванов: Я вам скажу, что такое комиссия Торшина. Вы знаете, как она формировалась? Ее инициировал Миронов. 10 человек из Совета Федерации, 10 – из Думы, 1 "жириновец", Савельев от "Родины", я от коммунистов. Савельев и я, а напротив 18 человек.


Видите? Он пришел в комиссию заниматься политической борьбой. По этому он себя и противопоставляет остальным.
Кстати, если глянуть по персоналиям, то в комиссию были направлены профильные специалисты: бывшие следователи, спецназовцы, детские врачи, МЧС-овцы. И только ЛДПР послала футболиста, а КПРФ - адвоката.

Торшин умный, хитрый и, я бы сказал, достаточно демократичный человек. Он выполнял совершенно другую задачу. В первую очередь эта комиссия приняла, когда он пришел, – внутренний регламент, в котором было сказано: "Общение с прессой допускается только председательствующему или с его разрешения". И мне было однозначно сказано: "Иванов, если ты сейчас начнешь давать интервью, ты будешь выведен из комиссии". Вы же не понимаете, что там делалось. Там сидели люди, которые выполняли установку власти. А власть хотела скрыть свои грехи.

А по результатам работы вышло наоборот: там были д'Артаньяны, а Иванов с Савельевым... ну вы поняли. Греки, в общем.

Леонид Велехов: Юрий Павлович, вы сами себе отчасти противоречите.

Юрий Иванов: Я не противоречу...

Леонид Велехов: Я считаю, что вы в результате склоняетесь к нашей позиции.

Юрий Иванов: Я не хочу центром передачи делать избиение власти и ошибок ее каких-то людей. Проничева я бы выгнал с работы. У меня мнение такое, он не справился здесь, потом он возглавил футбольный клуб "Динамо", там тоже черт знает что. А Проничев был главной фигурой. Это был человек, который находился в непосредственном, ежечасном контакте с президентом. Наш уважаемый адвокат из Осетии говорит: "Дайте мне письменный приказ".

Леонид Велехов: Ну, это смешно звучит. Письменные приказы не даются. Как Грачев требовал от Ельцина письменный приказ на штурм Белого дома.

Юрий Иванов: Что мне Зангионов, штабной работник, или что мне Дзасохов?! Что мог сделать Дзасохов? Он мог пойти на переговоры. И они бы его пристрелили. Дзасохов рвался, но была установка не пускать. Если бы мы с вами были Дзасоховым, Зангионовым и Проничевым, может быть, мы бы столько там наворотили, столько бы там наделали!..

Владимир Кара-Мурза-старший: Но мы обсуждаем тех, кто усугубил это зло.

Леонид Велехов: Они оказались ответственными. Мы об этом и говорим.


Не оказались, а были назначены такими вот Велеховыми.

Юрий Иванов: По поводу Масхадова и Басаева очень интересная ситуация. Вы же знаете, что было потом. Басаев по Кавказу объявил, что это его акция. А Масхадов объявил, что это кощунство, что это недопустимо. Масхадова, которого можно было бы допросить и выявить все эти обстоятельства, убили. И концы в воду. Я тоже считаю, что это неправильно. Я считаю, что есть огромный вопрос

Ну и что мог напереговаривать Масхадов, если Басаев ему не подчинялся?

Вы посмотрите, что сейчас происходит. Всех бандитов, джихадистов, смертников уничтожают на месте. Но при этом ликвидируется возможность судебного процесса. Не хотят допускать судебный процесс. А там могли быть показания...

Врать, как говорится - не мешки таскать. Убивают тех, кто не сдается. Тех, кто сдается или кого получается взять живым - судят.

Владимир Кара-Мурза-старший: Кстати, так же поступили с теми, кто был причастен к взрывам осенью 99-го года в Москве.

О боже! Гуглим "Деккушев".

Юрий Иванов: Тенденция в мире однозначная. После тех процессов, что были в начале века... Гитлер из процесса вышел королем Германии, когда его судили за путч. Он говорил: "Я – австриец, но великая Германия!" Четыре года, через год вышел. Димитров, который вышел оттуда победоносно. Мандела, который отсидел 27 лет, стал героем. Каждый процесс – это создание нового героя.

Я встречался с Басаевым, когда был депутатом, наша комиссия с ним встречалась. Не эта комиссия, а раньше. Там же были стадии. Я же был депутатом первого и второго созывов. Это сильный человек. И он бы в процессе не сломался. Он бы начал говорить: "У меня убили того, пятого, десятого". Радуев, у которого были пластины в голове, он где-то завалился и отвалился.

Владимир Кара-Мурза-старший: А Басаев – это был опасный враг.

Юрий Иванов: Поэтому судебные процессы сегодня, в XXI веке, никакой власти – ни американской, ни кубинской, ни российской, ни иракской, ни израильской – не нужны.


Остапа несло. Не так давно посадили Магаса. Ничего, никакого героизма, сидит как миленький.

Леонид Велехов: Юрий Павлович, вы сами говорите о том, что эти люди уничтожались для того, чтобы замести следы, в наших случаях.

Юрий Иванов: Нет, для того чтобы из них не были созданы кумиры. В нашем случае уничтожение бандитов на месте преследует ряд целей. Зачем я пожизненно буду содержать бандита, который на тот свет отправил 20-30 человек? Это же содержание, финансы, что тоже немаловажный фактор.

Леонид Велехов: Но это третьестепенный фактор.

Юрий Иванов: Содержать тысячу террористов... Вынимайте-ка из кармана, будем скидываться. Это тоже фактор.


Он в волшебной стране собственной головы живет. Наружу не выглядывает.

Владимир Кара-Мурза-старший: Израиль их меняет на своих солдат.

Эксперт не знает, что Израиль их меняет тогда, когда этого требуют террористы. Наши террористы такого никогда не требовали.

Юрий Иванов: Кроме того, они героизируются. У них связь с адвокатом. Они потом издают мемуары и так далее. Поэтому надо идти на издержки. Как адвокат я бы его защищал, ну, это моя профессия, но как гражданин... Когда я был депутатом, я прекрасно понимал, что нельзя допускать героизации. Так поступают Израиль, Америка, Латинская Америка и весь мир. Так что переговоры, суды – эти модели либеральной демократии в данной ситуации...

Леонид Велехов: Какая могла случиться героизация террористов, захвативших несколько сотен детишек, женщин и бабушек?! Мне кажется, что вы тут смешиваете очень многое. Одно дело – Мандела, другое дело – Хучбаров и прочая публика.

Юрий Иванов: Кстати, Мандела устраивал террористические акты...

Леонид Велехов: Но Мандела был масштабной личностью.

Юрий Иванов: Он стал масштабной личностью. Вы сейчас рассуждаете как славный православный. Вы с этих позиций – Хучбаров, дети... А как будет рассуждать человек, который исповедует ваххабизм? Я не знаю. Как будут его историю рассказывать муллы – это другая история. Я вас уверяю, из него могут сделать героя.

Леонид Велехов: Юрий Павлович, какое нам дело до этого? Погибло больше 300 детей, женщин, бабушек. И это страшный итог бесланской трагедии.


Нудный какой разговор.
Кстати, в письменной версии этого нет, а в эфире Чеджемову просто заткнули рот и отключили от эфира.

В этот раз вяло, но Велехов, местами, прекрасен. Несет херню - заслушаешься.
Tags: Беслан
Subscribe

  • Ко дню рождения Че Гевары

    Оригинальная песня Карлоса Пуэбла Более попсовая версия в исполнении Натальи Кордон

  • Нурия про советское кино

    Что мне в ней нравится, так это то, что она часто понимает русский язык, русскую культуру и вообще русских лучше, чем мы сами.

  • Фокус-покус

    Вот даже в голову не приходило, что взрыв в воде используется для подобного.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments